selenadia (selenadia) wrote,
selenadia
selenadia

Categories:

В 6 часов утра 12 (24) июня 1812 года авангард французских войск вошёл в российский город Ковно.

Оригинал взят у p0pik0ff в В 6 часов утра 12 (24) июня 1812 года авангард французских войск вошёл в российский город Ковно.
Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас...

Вечером 11 (23) июня 1812 года разъезд лейб-гвардии Казачьего полка заметил подозрительное движение войск узурпатора на Немане. Когда стемнело, через реку на русский берег на лодках и паромах переправилась рота французских сапёров, произошла первая перестрелка.
После полуночи 24 июня 1812 года по четырём наведённым выше Ковно мостам началась переправа французских войск через пограничный Неман.
В 6 часов утра 12 (24) июня 1812 года авангард французских войск вошёл в российский город Ковно.Повторение -  мать учения:
"Все знают, что Кутузов - великий полководец. Но мало кто задумывался, чем же он велик.
Он воевал всю жизнь, но не выиграл ни одного знаменитого сражения, ничего подобного громким победам Наполеона или Суворова у него нет - ни Измаила, ни Аустерлица.
То поражения, то отступления, то довольно спорные победы с ничейным счетом.

Когда задумываешься об этом, то сначала возникает какое-то неприятное чувство - а может быть,
авторитет Кутузова - дутый?
Может быть, он просто плыл по течению, а народ и русская зима сами все сделали?

Трактовка его личности Толстым, надо сказать, лежит в русле именно такого взгляда на эту историческую фигуру.
Вот Наполеон - это да. Армии под его управлением были на полях сражений на голову выше своих соперников.
Они били всех - и русских, и англичан, и саксонцев, и австрийцев, и пруссаков, и янычар.

Они дрались артиллерией, "как человек кулаками", огромные массы конницы (революционное новшество!) сметали и пехоту, и отлично вымуштрованную, но малочисленную кавалерию европейских армий.
Тактика боя у Наполеона была передовая, суворовская, и недаром горячим желанием Суворова было
"встретиться с мальчиком, чтобы все взятое им вернуть".
Под "взятым" подразумевались как раз суворовские нововведения.
Суворов бивал наполеоновских маршалов, но лицом к лицу с Наполеоном они не встретились, и вопрос - кто сильнее - так и остался открытым.

В то же время как стратег Наполеон был никто.
Его армии, даже в Европе, еще до встречи с противником теряли до четверти состава, из-за болезней и голода!
Он совершенно не интересовался судьбой своих солдат.
Наполеон не имел ни малейшего представления о государственном устройстве и особенностях России.
Вторгшаяся в Россию
Великая Армия не имела ни полевых кухонь, ни палаток, ни нормальных лазаретов - уже в Смоленске на перевязки использовали пергаменты из городского архива.

Но если уж Наполеону удавалось вывести свою армию на генеральное сражение,
сделать с ним ничего не удавалось - на поле боя он лучше всех управлял своими солдатами, и те его не подводили.

Насколько отличен от него был Кутузов!
Перед Бородиным Кутузов заготовил десять тысяч подвод для раненых и десять тысяч санитаров для их эвакуации с поля битвы, а Наполеон своих раненых просто бросил.

И Суворов, и Наполеон называли Кутузова соответственно хитрецом и хитрой лисой - такое совпадение отзывов разных людей говорит, что эта оценка личности Кутузова - объективна, и,
поскольку исходит от полководцев, то имеются в виду не только качества "лукавого царедворца".

Когда после катастрофы союзной нам австрийской армии под Ульмом Кутузову пришлось уводить от уничтожения русскую армию долиной Дуная, от Браунау до Брюнна, французам ничего не удалось с ним сделать.
Лягаясь как конь, Кутузов не отдал ничего и не пожертвовал
никем - а отступление, что ни говори, труднейший вид действий.

Действуя постоянно лишь частью сил (остальные-то должны уходить), надо сдерживать все силы противника, и части прикрытия надо, постоянно чередуя, то разворачивать в боевой порядок, то сворачивать в походный,
да еще и из перевернутого фронта.
Выполнившие свою задачу войска, не допустив задержки, надо пропускать в колонну сквозь развернутые сменные части. Все это технически очень сложно, здесь полководец должен быть в первую голову просто военным профессионалом, но ему нужны еще и понимание местности, и хладнокровие, и, конечно. хитрость.
Малейшая заминка - и "хвост", а то и вся армия, были бы потеряны. Я уж не говорю о такой "мелочи", что арьергард русской армии должен был в каждом столкновении с французским авангардом безусловно побеждать.
Это отступление - шедевр военного искусства.

Но в то же время - и об этом осталась масса свидетельств - Кутузов всячески избегал генерального сражения с Наполеоном, даже в конце кампании 1812 года.

Так вот почему мы говорим, что вообще в ту эпоху Наполеон проиграл, а Кутузов победил?
Дело в том, что, не проиграв вчистую ни одной битвы, Наполеон проиграл свою главную войну.
Можно сколько угодно спекулировать на эту тему, но Наполеон потерял не только величайшую (вплоть до Гитлера) всеевропейскую армию, но и дело всей своей жизни, и не по своей глупости, а из-за ума Кутузова.

Ум Кутузова проявился в простом признании очевидного факта: 
Наполеон - величайший полководец-тактик того времени, и, сразившись с ним, в лучшем случае можно устоять,
но победить его, маневрируя на поле боя, атакуя, нельзя. Он делает это лучше!
И сражение с ним, кончившееся вничью, вовсе не гарантия того, что следующее не кончится катастрофой. Отходить, отбиваясь, Кутузов умел, как оказалось, мог и устоять под ударом Наполеона в генеральном сражении.

Говорят, что Кутузов считал рискованным в ходе решающей войны учиться побеждать Наполеона на поле боя.
Да нет же, дело не в риске. Кутузов совершенно определенно был уверен, что будет неминуемо разбит,
если попытается разбить армию Наполеона.

Вот поэтому Кутузов и "построил золотой мост" Наполеону для выхода из России,
а не попытался захлопнуть его армию.
Да, планы Кутузова нельзя назвать величественными - он хотел не громкой победы, а всего лишь совершенного истребления неприятеля и спасения отечества.
Да, Кутузов отступал, уворачивался, он ни разу всерьез не атаковал Наполеона, не уничтожил его артогнем и молодецкой штыковой атакой.
Но и Наполеон ничего не мог сделать с Кутузовым, то есть Кутузов не был плохим полководцем!
Французы атаковали - русские отбивались. Французы наращивали удар - он приходился уже по пустому месту.
Французы уходили - русские вцеплялись в них сзади.

Французские генералы с обидой вспоминали, что они раньше Кутузова успели бы к Малоярославцу,
если бы тот не посадил своих солдат на подводы.
Это было не по правилам, но у Кутузова в решающий момент войны оказалось под рукой несколько тысяч телег с упряжными лошадьми, видимо, по чистой случайности. И Великой Армии пришлось
идти не по благодатной Украине, а по выжженной Смоленской дороге.

Наполеон, по его собственному признанию, побеждал в сражениях, потому что во всех деталях продумывал их заранее, в отличие от своих противников.
Зато в войне в целом он поступил согласно другому своему принципу: "надо ввязаться в бой, а там посмотрим".

А у Кутузова была идея, он ее реализовал, и эта идея оказалась правильной.
Кутузов, я так понимаю, точно рассчитал, что Наполеону не удастся обеспечить фуражом более 50 тысяч лошадей. И старый профессионал оказался прав - еще перед попыткой прорыва на юг Наполеону пришлось отправлять безлошадную кавалерию на Запад пешим порядком.
А был лишь сентябрь!

Кутузов понимал войну, а Наполеон - нет. Что радости Наполеону, что он непобедим?
От его "Гранд Арми" осталось в живых 5 000 человек. Это от пятисот или шестисот тысяч!

Кстати, план Кутузова не был планом гения-одиночки - министр обороны Барклай-де-Толли придерживался тех же взглядов, что и Михаил Илларионович.
Он, видимо, и был автором этого плана, ведь вообще именно Барклай-де-Толли был генератором нестандартных решений - вспомнить хотя бы его вторжение в Швецию... через замерзшую Балтику!
Самым удивительным было не то, что операция удалась и привела к  нейтралитету Швеции, а как сама мысль могла прийти в голову военному профессионалу - марш целой армии в течение нескольких суток, с ночевками на льду... аналогов в истории ни до, ни после не было и не предвидится.

Вернемся к плану войны с Наполеоном: почему же общество в целом не видело этого плана и не приняло его
от "немца" (шотландца Барклая), и с большим скрипом послушалось Кутузова?

Потому что важнейшей предпосылкой этого плана было признание неприятного и неприемлемого для всего русского общества того времени факта: мы не можем победить Наполеона тем способом, который считался тогда правильным - разбив его армию в генеральном сражении.

Кутузов знал, что сделать этого нельзя. Именно поэтому его план войны был непопулярен.
Не могло русское общество прийти к этому плану "своим умом".
Мы теряли одну из столиц, теряли значительную часть страны, мы претерпели осенью 1812 года национальное унижение - впервые за 200 лет неприятель вторгался в сердце России.
Но Кутузов последовательно и целенаправленно свой план выполнял.

Бородинское сражение было нарушением его плана, это была уступка общественному мнению,
Кутузов сражения не хотел, но не уступить не мог даже он. Русская армия страстно желала одного - умереть под стенами Москвы - кто бы мог воспротивиться?

Хотел ли Кутузов победить при Бородине? Ни в коем случае. Он лишь надеялся сберечь сколько можно солдат и офицеров. Сохранив половину армии, Кутузов победил - он мог теперь реализовать свой план.
* * *

Вот дилемма - все российское общество рвалось в бой. Не было солдата, офицера, генерала,
который боялся бы сражения, который хотел бы отпустить армию Наполеона, как потом оказалось,
умереть своей смертью.
Но принимать правильного сражения было нельзя. Кутузов признал превосходство Наполеона в тактике и оперативном искусстве - и наверняка уничтожил его.

Мало кто понял Кутузова, но не из-за его чрезмерной мудрости - предпосылка к плану Кутузова была для всякого русского оскорбительна, только в этом было все дело.
Признать реальное положение дел не всегда трудно, но порой очень обидно, и обида мешает действовать  правильно. И Сунь-цзы говорил: "Если полководец чрезмерно обидчив,
его могут спровоцировать".


Ведь даже и Кутузову не удалось до конца выполнить свой долг перед Россией, ему не удалось уберечь всех нас от страшной ошибки.

Все слои русского общества - и царь, и дворянин, и, возможно, крестьянин - больше всего хотели тогда освободить Европу от "узурпатора".
Но на самом-то деле не надо было "освобождать" Европу - европейцы легли под Наполеона,
пусть бы сами с ним и кувыркались, как хотели, нам-то какое дело? Второй раз в Россию "Буонапарте" на аркане бы не затащили!

Таким было мнение Кутузова, и об этом на смертном одре весной 1813 года просил он царя.
А царь просил прощения у него за то, что не послушался.
Кутузов ответил "Я - то прощу, простит ли Россия?".

Мы знаем об этом разговоре со слов лишь одного человека - чиновника для поручений,
который его подслушал, спрятавшись за ширмой. Достоверность его не стопроцентная, но даже если он выдуман - сама идея этого диалога не могла появиться на пустом месте.
Нечего нам было делать в Европе, Кутузов знал Европу и понимал, что, пытаясь играть какую-то роль там,
русское общество ошибалось.

И можно лишь гадать, что было бы, если бы Александр внял-таки мольбам Кутузова и не пошел в Европу вслед за Наполеоном.
Дело даже не в тяжелых поражениях нашей армии в 1813 году от тех же французов, того же Наполеона.
Вся история России повернулась бы в другом направлении!
Не было бы финансового кризиса, вызванного необходимостью содержать русскую армию за рубежом,
не было бы Священного Союза, не было бы позорной роли "европейского жандарма",
не было бы, возможно, и Крымской войны". ПРОДОЛЖЕНИЕ

Не соглашусь с автором " Все слои русского общества - и царь, и дворянин, и, возможно, крестьянин - больше всего хотели тогда освободить Европу от "узурпатора".
Не "возможно, крестьянин..", а именно крестьянин и изгнал супостата! Крестьянин как Русский наРОД!
А дворяне, как и подобает твАрянам, были готовы лечь под француза за милую душу.
С той же целью и французский язык был объявлен модой, стал главным для "русского дворянства" и высшего света.
По удивительному совпадению перед Второй мировой, когда еще никто ни о чем не подозревал, стало модой изучать язык немецкий. Язык будущего неприятеля.
Или все - таки Хозяина?
Tags: Кутузов, Наполеон, Русский народ, войны, дворяне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments